АВИАКАТАСТРОФА — Ту-134 компании «UTair»

 В субботу, 17 марта, при посадке в аэропорту «Курумоч» (Самара) Ту-134 компании UTair, летевший по маршруту Сургут — Самара — Белгород, в густом тумане не долетев до взлетно-посадочной полосы 400 метров, чиркнул землю крылом. После этого он перевернулся через левое крыло, упал и загорелся. Фюзеляж развалился. Шесть человек погибли, 26 — ранены, среди них трое детей. Куйбышевская транспортная прокуратура возбудила уголовное дело по статье 263 часть 3 УК РФ — «нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». То есть предварительная версия — ошибка пилотов. Эта статья предусматривает лишение свободы на срок до семи лет.Наш эксперт, в прошлом летчик, Виталий АНДРЕЕВ рассказал «КП», как обычно проходит посадка в таких условиях: — При посадке в сложных метеоусловиях (был сильнейший туман) за процессом следят все четыре члена экипажа. Высоту хорошо видно по приборам.

Радиовысотомер дает высоту с погрешностью плюс-минус 5 метров. Высотомер КМ дает высоту плюс-минус 3 метра. Обычно до высоты 100 — 60 метров самолет ведет автомат. Он просто не даст «уронить» машину: в случае снижения на критическую высоту все приборы буквально орут об опасности. Не заметить этого нельзя. Заход на посадку обычно происходит вручную, автомат отключается. При скорости 260 км/час (а при снижении она такая) даже с высоты 50 метров можно увести самолет на второй круг. Я в свое время выводил и с 15. Правда, среди первоклассных пилотов есть неписаный этикет: уходить на второй круг при посадке — это позор. Но в случае, если «просмотрели» землю и увидели ее в последний момент, лучше позор, чем смерть! Судя по тому, что столкновение было не лобовое, экипаж действительно пытался выйти на второй круг. Возможно, самолет при этом «заболтало», раскачало из стороны в сторону, поэтому он и задел землю крылом.

Читайте также  "ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ САМОЛЕТОВ"

Пилотов не учат, как уходить в экстремальных условиях на второй
На подходе к аэропорту мы резко погрузились в зону густого тумана,- рассказал корреспонденту «КП» Зубков. – При этом в прогнозе нам сообщали, что погода хорошая, видимость прекрасная. Наземные службы должны были сообщить, каково отклонение от курса в метрах. Экипаж по своим приборам этого видеть не может. Поняв, что ситуация критическая, диспетчер должен был сказать: «Ваше решение». (то есть «лучше уходите» на запасной аэродром», — прим. автора). А он сказал: «снижайтесь». И сейчас меня обвиняют в том, что я опоздал с уходом на второй круг на три секунды. На прошлом заседании метеорологи так и не дали вразумительного ответа на вопросы летчика.

«Не успели, не увидели» — вот и все их аргументы (см. репортаж с предыдущего заседания). 22 октября в суде выступал пилот — эксперт, который изучал отчет авиационной комиссии и расшифровки черных ящиков. Я считаю действия пилотов правильными и логичными, — сказал Николай Масалов, летчик, сотрудник Ульяновского высшего авиационного училища гражданской авиации. По его словам, пилоты не ушли вовремя на второй круг по трем причинам. Во-первых, дал о себе знать эффект внезапности. То есть во время снижения экипажу сообщали о хороших погодных условиях. А когда воздушное судно попало в зону тумана, ситуация стала критической. Во-вторых, такие резкие изменения погоды – большая редкость. — Пилоты должны проходить специальные тренировки по уходу на второй круг в экстремальных условиях, — говорит Николай Масалов — До 1997 года эти упражнения входили в нашу инструкцию. Потом их отменили. И третье: аэродинамические характеристики Ту-134 не позволяют вывести самолет так резко из зоны снижения. Об этом же говорит и окончательный отчет межгосударственной авиационной комиссии. По заключениям экспертов, за пару минут до трагедии самолет находился на расстоянии около 10 км от «Курумоча». Топлива для ухода на второй круг было достаточно – об этом командир судна сообщил диспетчеру.

Читайте также  Авиакатастрофа под Смоленском 3 года со дня трагедии

Стюардесса Татьяна КУШНЕР: Я ползла по телам и машинально кричала: «Соблюдайте спокойствие!» Редкий случай — в авиакатастрофе выжил весь экипаж! Хотя в его составе есть и пострадавшие. У бортпроводницы Татьяны Кушнер — черепно-мозговая травма, множество ушибов рук и ног. — Мне вчера ребята с работы звонили, — рассказывает Татьяна. — Подбадривали: «До ста лет жить будете». Ведь когда разломило фюзеляж, я решила: все, умирать буду, сейчас должен быть взрыв! И взмолилась: Боже, только бы меня не разорвало. Чтобы не лежать без ноги! Но взрыва не случилось. И вот я поползла куда-то… Груда обломков, чьи-то руки-ноги торчат, я ползу и ору машинально: «Прошу вас, соблюдайте спокойствие!» Кто-то из пассажиров даже нашел силы пошутить в ответ: «Да мы спокойны, у нас же все нормально!» Таня обнаружила в салоне женщину, которая минуту назад повисла на своем кресле на пристегнутом ремне — заклинило застежку. Стюардесса освободила ее, взяла за руку и вытащила наружу. И только там обнаружила, что потеряла туфли и идет по снегу в одних чулках.- Когда я увидела клубы дыма у хвоста, то вернулась на борт. Пожарных еще не было. Я стала кричать: «Кто тут живой, давайте мне детей!» Но моя помощь была не нужна, там уже работали спасатели. А наш бортпроводник Олег Космачев — бывший военный штурман — смог спасти многих. Я увидела, как он мальчика лет четырех выносил. А один парень, как только сошел на землю, понесся со всех ног к встречающему. Парни прыгнули в машину и унеслись из «Курумоча»!

Олег Космачев стажировался в авиакомпании всего с 15 марта, и буквально на третий день такое боевое крещение, — рассказал «Известиям» руководитель прессслужбы UTair Юрий Мушихин.

Читайте также  Забастовка пилотов Lufthansa

По его словам, основанным на рассказах очевидцев, Космачев вместе со вторым пилотом Андреем Лопановым, у которого, как позже выяснилось, был сломан позвоночник, помогал людям выбираться с разбившегося борта. Они спасли не менее двадцати пассажиров и троих маленьких детей.

— Дело в том, что из-за сильного тумана в аэропорту Самары спасатели не смогли сразу разглядеть упавший самолет и машины проехали мимо, — рассказал Мушихин. — Все это время до приезда спасателей Олег помогал пассажирам эвакуироваться.

Профессионализм действий Олега Космачева был отмечен уже на первом заседании Межгосударственной комиссии по расследованию причин происшествия.

Через два дня после аварии Олег оказался в самарской больнице. «Сначала он чувствовал себя хорошо, в списках раненых не числился, видимо, в условиях стресса организм держался, а потом его состояние немного ухудшилось, — рассказал Юрий Мушихин. — Олега отправили в больницу, там он пробыл около двух дней и в среду вечером приехал в Сургут, где пройдет медицинское обследование в профилактории компании»

Сейчас в Самаре решается вопрос о представлении членов экипажа Ту134 и некоторых пассажиров к государственным наградам: «За спасение погибавших» и «За отвагу». Вполне вероятно, что Олег Космачев окажется в их числе.

В Нижнем Новгороде Олега ждут жена Ирина и маленький сын Тимур.